Владимир Слободинский (jursl) wrote,
Владимир Слободинский
jursl

Симптом Боровковой

В настоящем посте премьера заметки "Симптом Боровковой".


Окололитературное творчество автора на BlogSpot, Live Journal, Mail.ru.
Тема по тегам: судебная практика (тут, тут), российская практика (тут, тут), работа (тут, тут), Илья Яшин (тут, тут), Борис Немцов (тут, тут).

(Автор: Владимир Слободинский. Пользуйтесь материалом, сверяясь с авторскими разрешениями и ограничениями.)

Симптом Боровковой

Фото отсюда.
Боровкова Ольга Юрьевна, что сурово в административном порядке наказывает Яшина, Немцова, Удальцова - судья мировой. Мировой не от слова "мировой" как "классный" или "супер" (и слава богу, не правда ли?), а от "мировой" как "примиряющий", "поддерживающий мир и порядок" (во всяком случае, такое понимание изложено, напр., в капитальном труде "Мировой судья. Исторические, организационные и процессуальные аспекты деятельности" В. В. Дорошкова, изд-во "Норма", 2004 год).

Когда институт мировых судей полтора десятилетия назад появился в постперестроечной России (если точнее: 31 декабря 1996 года в качестве одного из элементов судебной системы в Федеральном конституционном законе "О судебной системе Российской Федерации"; повсеместно вводиться стал в конце девяностых - начале нулевых), он нами, практикующими в качестве судебных ходоков-представителей юристами, не воспринимался достаточно серьезно. Лично я регулярно "отсыпался" (да и продолжаю "отсыпаться") на мировых судьях отводами на одном только основании: "недостаточная квалификация" (отсутствие требуемого опыта, отсутствие должной подготовки, неподобающий возраст). Жаловался (и продолжаю жаловаться) на них, в том числе и в уголовном порядке. За фальсификации. За пренебрежение своими процессуальными обязанностями. За нарушение процессуальных прав участников. Так вот, за прошедшее с тех пор время не сложилось уважения к таковым судьям - и они отвечают взаимностью. И нам, и нашим клиентам. К судьям районных судов, судьям областных (краевых) судов, судьям Верховного Суда РФ уважения больше. Соответственно, и они нас всех больше уважают.



Все это к вопросу о необходимости введения и сохранения такового института в российской судебной системе. Элементарное систематическое увеличение штата судей уровня района вполне решало и решает проблему объективно возрастающей судебной нагрузки. И в девяностых, и в нулевых, и сейчас.

На должности мировых судей принимали и принимают людей часто без надлежащей проверки знания законодательства и практики его применения. У нас в области, мне рассказывали, нередки ситуации, когда кандидаты в мировые судьи (к кандидатам в судьи федеральные это относится значительно меньше) "проходят в должность" даже без соблюдения всех необходимых персональных процедур. Коллективом, списком. "Так, ладно, все вы сдали, все на "хорошо", каждого отдельно слушать не будем".

У этих судей закономерно выработался и закрепился комплекс неполноценности. "Я - самый низовой судья. Ниже меня нет. У меня самая большая нагрузка. У меня самая черная работа. Я никчемен и презираем". С такими мыслями и неизживаемым комплексом судьи выходят в заседания и решают судьбы людей серьезными судебными постановлениями. (Административное дело - дело не уголовное и в случае с оппозиционными активистами выносится "постановление по административному делу" или, как в законе (ст. 29.10 КоАП РФ), "постановление по делу об административном правонарушении" - не "приговор", чем грешат все без исключения СМИ.)

И наказывают "лиц, в отношении которых ведется производство по делу об административном правонарушении" (так тоже в законе: ст. 25.1 КоАП РФ) почти всегда по максимуму, доказывая себе и всем свою значительность, психологически компенсируя свою неполноценность.

Искать в решениях боровковых тайный кремлевский или околокремлевский заговор - бесперспективное занятие. Тут чистая психология.

Это в случае с оппозиционерами вопрос приобретает резонанс. А мировые судьи, та же Боровкова, тысячами наказывают, например, автомобилистов по админсоставам, связанным с дорожно-транспортными происшествиями. По часто абсолютно липовым административным протоколам. Такое шаляй-валяйское процессуальное поведение вбито в их мозги относительно недолгой, но сверхинтенсивной "судебноподобной" практикой.

И их вроде некому контролировать. Председатель районного суда - вот, казалось бы, единственный "судебный чиновник", кто в какой-то степени может повлиять на работу мирового судьи. Хотя этот председатель и наделен законом лишь организационными функциями. Но разговорите любого мирового судью: как часто он общается со своими коллегами по ремеслу, как часто он появляется "на докладе" у председателя райсуда, как часто он общается с судьей, через которого проходят апелляции по его постановлениям, как часто он появляется в областном (краевом) суде, где разрешаются дела в порядке кассационном (в случае с Москвой - городском), как часто он со всеми ними общается по телефону и вам все станет ясно. А вам я скажу. Зачастую вообще никак не общается. Самозабвенно в тиши своего крохотного кабинетика отрывается от реальности. Есть, конечно, перестраховщики, кто по каждому спорному случаю бегают к "старшему товарищу". Но таких единицы. Большинство "страдает" в полном одиночестве и тем утяжеляет свой "комплекс": "Я никому не нужен. Всеми брошен и забыт".

Все бы ничего, если бы мировые судьи были людьми действительно самостоятельными, состоявшимися в профессиональном плане еще до назначения на судебную должность, жизненно опытными и не страшились работы в "процессуальном одиночестве". Прошли долгую практику работы и адвокатами, и следователями, и прокурорами. Были в возрасте. Ни первого, ни второго, ни третьего, ни четвертого. В большинстве своем мировые судьи - молодежь и плоть от плоти "канцелярского судебного люда": бывшие секретари судебных заседаний, помощники судей, администраторы и проч. Или, нередко, по несколько лет дознаватели и "следаки". Они привыкли к отечественному нах-наховскому "процессу" и даже отдаленно не представляют, как может быть по-другому. Продукты системы и производят тот же продукт, свидетелями производства которого были на протяжении всей своей "досудебной" жизни.

Сто раз уж говорено, что к вершине юридической карьеры - должности судьи - юристу следует подходить умудренным крепким седым асом, а не желторотым слабым юнцом или застенчивой девицей на выданье.

В отношении конкретно Боровковой все сказанное отягощается еще и "не очень чистым" даже по меркам сильно недодуманного отечественного законодательства назначением на должность.

Декабрь 2011 года

© Jursl 2011

Заметка на сайте Радио Эхо Москвы 



Tags: actions of protest, advocates of civil rights, authorship, boris nemzov, ilja jashin, makings, meeting, practice of the courts, russian practice, Борис Немцов, Илья Яшин, акции протеста, литтворчество, митинг, правозащитники, работа, российская практика, судебная практика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments