?

Log in

No account? Create an account

Предыдущая запись | Следующая запись

Окончание. Начало выпуска см. в предыдущем посте.

О признании не имеющим права хозяйственного ведения

Уже года два как у нас идет настоящее сражение жильцов бывших ведомственных общежитий с новыми собственниками/арендаторами за драгоценные метры зданий в деловой части города.

Пресса, TV, уполномоченные и начальствующие представители... Все в ход. Но суды со страшной силой выселяют и выселяют одиноких матерей, покинутых разведенок, бедных бюджетников и бюджетниц...

Мои две клиентки - не исключение.

Привожу (не свойственное, правда, мне по краткости) исковое заявление из числа последних.  Согласовывалось с областным Уполномоченным по правам человека. И с использованием документов, полученных по его запросам (обещает принять активное участие в разбирательстве). Уже два годовых отчета Уполномоченный пишет про ситуацию с общежитиями... Пока без результата...

Редкий случай, но я не убираю данные ответной стороны. Название суда реальное (характерно для нынешней России: Ленина нет, и "дело" его вроде не живет, а суд Ленинский существует; как существует и Ленинградская область, впрочем...). Реален и спорный адрес.

Председатель районного суда взял на себя труд самолично вынести судебное постановление по делу. Но его определение от 23 января 2003 г. об отказе в приеме заявления по мотиву территориальной неподведомственности было отменено 13 марта 2003 г. нашим областным судом (который, как вы знаете, также носит название от давно устаревшего названия области: "Свердловский" - от ульяновского "товарища по борьбе" Я. М. Свердлова).

(И еще. По названиям. Вообще, это хороший оселок: если ты, будучи выбранным /полномочно назначенным и проч./ возвращаешь (или прилагаешь усилия) исконное /нейтральное, удобочитаемое и т. п./ название географическому объекту, в котором "властвуешь", то ты на месте. Если ты этого не делаешь, год, два, полный срок правления, два и более срока, ты не на месте. Причем не на месте с самого начала.)

По тексту ссылки еще на старый ГПК.

В Ленинский районный суд г.Екатеринбурга
ИСТЦЫ:
С-ва Наталья Михайловна (адрес для сообщений...; тел...)
П-ва Наталия Владимировна (адрес для сообщений тот же)
ОТВЕТЧИК:
государственное унитарное предприятие "НИИ Энергоцветмет" (620077 г.Екатеринбург, пр.Ленина, д.27; р/с 40502810100000000015 в ООО "УИК-БАНК")
ТРЕТЬЕ ЛИЦО (на стороне ответчика):
Министерство по управлению государственным имуществом Свердловской области (620219, г.Екатеринбург, ул.Мамина-Сибиряка, д.111; пл.Октябрьская, д.1-1605; тел.72-73-09)
о признании не имеющим права хозяйственного ведения

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

Уважаемый суд!

Как установлено п.1 ст.131 ГК РФ (государственная регистрация недвижимости), "право собственности и другие вещные права на недвижимые вещи, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат государственной регистрации в едином государственном реестре учреждениями юстиции. Регистрации подлежат: право собственности, право хозяйственного ведения, право оперативного управления, право пожизненного наследуемого владения, право постоянного пользования, ипотека, сервитуты, а также иные права в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными законами".

За ответчиком приказом N 2684 от 19 октября 2000г. Министерства по управлению государственным имуществом Свердловской области (копию приказа, а также копию акта приемки-передачи от 19 октября 2000г. см. в приложениях NN 3 и 4) закреплено на праве хозяйственного ведения имущество в виде здания по адресу: г.Екатеринбург, ул.Большакова, 97, лит. "А". Однако до настоящего времени положенную законом регистрацию данного права в едином государственном реестре ответчик не произвел (копии ответов БТИ и Учреждения юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним см. в приложениях NN 5 и 6).

Вместе с тем, не обладая надлежащими правомочиями в отношении спорного помещения, институт активно ведет с ним хозяйственную деятельность, в частности, обращается с исками о выселении из него проживающих граждан. Ставит вопрос о выселении в том числе и нас, заявительниц, чем нарушает наши права.

Отсутствие регистрации права не соответствует и Федеральному закону от 21 июля 1997г. N 122-ФЗ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", Постановлению Правительства РФ от 5 января 1998г. N 3 "О порядке закрепления и использования находящихся в федеральной собственности административных зданий, строений и нежилых помещений", Положению о порядке оформления закрепления административных зданий, сооружений и нежилых помещений, находящихся в федеральной собственности, передаче их в аренду и безвозмездное пользование (утв. распоряжением Мингосимущества РФ от 23 марта 1998г. N 252-р).

На основании изложенного, в соответствии со статьей 305 Гражданского кодекса Российской Федерации и руководствуясь статьями 11 и 12 Гражданского кодекса Российской Федерации,

п р о с и м :

Признать государственное унитарное предприятие "НИИ Энергоцветмет" не имеющим права хозяйственного ведения на помещение по адресу: город Екатеринбург, улица Большакова, дом 97, литер "А".

В порядке подготовки дела к разбирательству просим обязать ответчика, а также МУГИСО представить все имеющиеся у них документы по спорному помещению (договор о порядке использования закрепленного объекта; распоряжение /приказ/ о закреплении объекта недвижимого имущества с актом приема-передачи; выписка из технического паспорта БТИ /форма N 1а/; поэтажный план и экспликация на конкретное помещение; справка о техническом состоянии здания; копии учредительных документов организации-владельца имущества, нотариально заверенных; информационное письмо органов госстатистики с указанием классификационных кодов организации-владельца имущества и т.д.).

На спорное помещение просим наложить арест.

Исковое заявление подаем, в порядке части 1 статьи 119 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, в суд по месту нахождения помещения.

Настоящее исковое заявление оплачиваем, как предусмотрено подпунктом 5 статьи 4 Закона Российской Федерации "О государственной пошлине", пошлиной в размере 10% минимального размера оплаты труда (квитанция в приложении N 2).

С уважением, С-ва, П-ва.

16 января 2003г.

Исковое заявление подписывает представитель граждан, С-кий В-р С-ч (копии доверенностей приложены).

ПРИЛОЖЕНИЯ:

2 копии искового заявления для участвующих в деле лиц;
квитанция об уплате госпошлины;
КОПИИ:
приказа N 2684 от 19 октября 2000г. Министерства по управлению государственным имуществом Свердловской области;
акта приемки-передачи от 19 октября 2000г.;
ответа БТИ N 312 от 24 апреля 2002г. на запрос Уполномоченного по правам человека Свердловской области;
ответа Учреждения юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним на территории Свердловской области N 181/2002-145 от 9 декабря 2002г. на запрос Уполномоченного по правам человека Свердловской области;
--------------------------------
доверенности на С-ого В.С. от С-вой Н.М.;
доверенности на С-ого В.С. от П-вой Н.В.

Вверх

Реплики по поводу и без

В рассылке 22 от 03.07.02г. (22/22) я приводил ироничную Памятку о поведении при встрече с милиционером. Есть основание еще раз к ней вернуться.

Боевое применение

Доставка почты - опасное занятие.
В воскресные дни отделения связи работают по укороченному графику. А многие вообще не работают.
Приходится подготовленную за день или накануне почту доставлять не в свое местное через дорогу отделение, а подальше. На так называемый центральный или главный почтамт.

А поскольку вся наша городская жизнь связана с разного рода усилениями, уплотнениями, перехватами, особыми режимами, паспортными зачистками, административными подчистками, гостинично-общежитскими очистками и т. п., то передвигаться по нему, даже днем, даже без оружия довольно опасно.

Так и со мной. (Тут надо заметить, что "излагатель" сего любитель перемещаться из точки "a" (дом) к точке "b" (почта, контора, суд) исключительно бегом. Городские пробки, понимаете ли. Ну, и еще несколько причин. И если вы видите на дымных улицах своего "до гвоздика родного" (В. С. Высоцкий) города долговязую заляпанную разбрасываемой проезжающими авто грязью фигуру, с ускорением передвигающуюся от светофора к светофору с пачкой почтовых конвертов и/или судебных запросов под мышкой - то, возможно, это я.)

Ну вот. Преодолел четыре пятых пути быстрыми перебежками от одного перекрестка к другому и уже в пределах видимости почтамта услышал за спиной строгий, а самое важное, адресный окрик: "Эй, стой!"

Краем глаза до этого я видел разукрашенный милицейский уазик. Сразу догадался, что кричат мне (потому что больше некому), и кричат именно из него.

Но я знал, что если остановиться и начать долгие (да хоть какие) переговоры, я потрачу драгоценные минуты, так необходимые мне до почтамта. На часах, когда я выбегал из дома, оставалось полчаса без немалого гака до оглашения заветного для неумолимо-бесстрастных работников почтового госучреждения финального возгласа: "Почтамт закрывается! Освободите помещение!"

Дальше было так.

Толстый непробиваемый дядька-охранник на дверях почтамта и не отправленные этим днем письма с жалобами, в которых на каждой странице (количеством не менее тридцати) стояла пропечатанная сегодняшняя дата - вот что ожидало меня через пять, максимум, семь минут.

Однако я, как законопослушный гражданин, по первому требованию служителей закона остановился, развел руки в стороны: показать, что у меня нет ничего опасного (для этих самых доблестных служителей) в руках, потом, с разрешения старшего по команде, медленно залез в карман своей спортивной куртки, где у меня наготове были новенький, с иголочки, в аккуратной корочке (прямо В.В.), паспорт, кроме этого, цветные и четкие ксерокопии всех имевшихся у меня когда-то паспортов (а у нас в стране их меняют часто), свежая (исключительно не старше десяти дней) с синими мастичными печатями справка с моего последнего места жительства, ксерокопии справок со всех прежних мест жительства, оригинал характеристики-рекомендации старшего по подъезду с удостоверительной надписью местного ПЖРУ... Все это добро милиционеры уважительно, внимательно, а главное, быстро, исследовали.

Когда же я начал доставать для вручения каждому из стражей запасливо имевшиеся у меня с собой в специальной упаковке красочные визитки, вежливые милиционеры хором предложили довезти меня до почтамта на машине, а потом отвезти домой. От чего я также вежливо и уважительно отказался.

Нет, было не так.

Толстый непробиваемый дядька-охранник на дверях почтамта и не отправленные этим днем письма с жалобами, в которых на каждой странице (количеством не менее тридцати) стояла пропечатанная сегодняшняя дата - вот что ожидало меня через пять, максимум, семь минут.

Поэтому я и продолжал шуровать своими кеглями по городскому игровому полю, опасно не слыша не повторяющегося дважды судейско-милицейского свистка.

За мной гнались до самого почтамта. Когда я отправил письма и выходил из дверей здания, меня поджидали пятеро в масках. Скрутили, надели на голову непроницаемый мешок и бросили в воронок. Тот же самый, от которого я так неудачно не убег. Сутки я провалялся в предвариловке, на вторые сутки меня осудил судья. За сопротивление, хулиганку и попытку ограбления оператора почтамта. Сумму хищения милиционеры сфальсифицировали в почтовых марках номиналом тридцать три рубля тринадцать копеек. Пишу вам, парясь на нарах. В натуре!

Нет, было не так.

Толстый непробиваемый дядька-охранник на дверях почтамта и не отправленные этим днем письма с жалобами, в которых на каждой странице (количеством не менее тридцати) стояла пропечатанная сегодняшняя дата - вот что ожидало меня через пять, максимум, семь минут.

Когда я сворачивал на последнюю улицу перед почтамтом, вместе со мной на эту улицу свернул удивительно юркий древний жигуленок с общительным юношей за ветровым стеклом, который не преминул мне, как товарищу по дорожному движению (бегу-то по дороге, на тротуарах сугробы, похоже, еще с позапрошлой зимы) приветственно пибикнуть.

На что в свою очередь я не преминул выкрутить рукой колесо, проезжай, мол, приветливый. Но на мою беду наш выразительный и понятный только для двоих обмен вербально-невербальными репликами наблюдал бдительный и подозрительный товарищ в виде группы милиционеров в милицейском уазике.

Улица, на которую мы с любителем поклаксонить водителем свернули, была мало проезжей и прохожей, но на ней находились бензозаправка, платная автостоянка, вычурное здание-теремок местной вневедомственной охраны и несколько консульств иностранных государств (в том числе одно консульство очень известной и большой страны, перед которым очень новые коммунисты очень любят проводить свой очень неограниченный досуг).

Мой невербальный жест бдительные и обидчивые милицейские восприняли в свой адрес. Все тем же краем глаза я видел, как уазик начал быстро-быстро выворачивать за мной.

Скорости я прибавил. Но я не машина (да?), поэтому ровно через минуту уазик поравнялся со мной и попытался меня прижать (!) к обочине. На что я, по-прежнему продолжая движение, все в прежнем духе выразительности постучал по запястью, где у обычных граждан (уверен, и у большинства милиционеров) находятся наручные часы: "Опаздываю, мол, господа".

Это жест и пара встречных машин позволили мне сократить расстояние до почтамта еще на пятьсот метров. Свернул на тротуар (сколько живу в городе, всегда удивляюсь: чем ближе к центру, тем меньше снега. Особенно его мало около администраций, тех же милиций, судов и, последние годы, контор крупных банков. Погода тут другая, что-ли?). Еще триста метров. Вплотную за спиной скрип тормозов и топот двух пар крепких милицейских ботинок. Еще скорости. Двести метров до почтамта как не бывало. За спиной уже лишь пара звучной обуви. Сдавленный прерывистый полушепот-полувсхлип: "Я! Тебя! Все равно! Догоню!". "Да, он догонит", - решил я. И остановился.

На свет были извлечены наручники. Хватание за руки. Попытки заламывания.
- Слушай, да некогда мне.
Сопение в ответ и продолжение заламывания рук с трудноисполнимой процедурой применения важного спецсредства. Сначала в одиночку, потом с подоспевшим отставшим было преследователем, а потом и шофером-прижималой. Вывернули руки втроем. Капая потом. Ровно полторы минуты ушло на то, чтобы (это только в кинофильмах быстро делается) твердосплавные браслеты были закреплены мне на запястья.

- Фамилия моя Сидоров, я писатель писем. Мне их надо донести, через три минуты почтамт закроется.
- Почему? Не? Останавливаешься?
- Да ладно, ребята. Я вас не видел. Когда человек бежит, у него поле зрения узкое. Он по бокам плохо видит.

- Сейчас! На! 15 суток! Оформим!
- За что? Я вас засужу.
- А Вы? Кто-кто?
- Я же говорю - писатель писем. Жалобы пишу. Надо написать жалобу вашему начальнику - слабосильный личный состав у него трудится. Руки такой бригадой заломить не можете.

Наручники сдавливали.
- Зачем? Молоток?
- Для хозяйственных надобностей.
- Что? В карманах?

Свернул ладонь лодочкой, выпростал, почти не поцарапав, кисть из кольца наручников, вынул руки из-за спины. Глаза всех троих милиционеров заметно округлились. Йог?
- Что же вы, ребята, и наручники грамотно застегнуть не можете? Нет, определенно надо писать жалобу. Такой необученный состав.

- Документы? Есть? Вы кто?
- Фамилия моя Сидоров. Специальность - писатель писем. Вот, визитки мои, кому надо? - достал пачку визиток.- Вот письма, - разложил на капоте письма.

А дальше все по тексту (см. ниже Памятку)... В машину не посадили, наручники расстегнули, молоток отдали... На почтамт успел... Правда, пару дней после такого ну очень боевого применения мои суставы постанывали (... а пальцы сами тянулись к клавиатуре... настучать... этот текст).

Памятка о поведении при встрече с милиционером

В нашей жизни все большую роль играют работники милиции (у нас это милиционеры, в других странах они носят название "полицейские"). На досуге составил для вас нижеследующую памятку.

Итак, если ты встречаешь по дороге (в подъезде своего дома, на работе, в транспорте, магазине, кино, парке) человека в милицейской форме (или без формы, но с удостоверением милиционера наперевес) в количестве одного, а также милицейский наряд, состоящий из двух, трех, четырех, пяти или больше человек, то:

а) не делай резких движений, не старайся скрыться, убежать,
б) не поднимай и не опускай рук (руку),
в) не лезь при них в карманы,
г) не отворачивай голову в сторону,
д) громко не смейся, а лучше вообще не издавай никаких звуков.

Если тебя задержали, или остановили для проверки документов (а также для установления твоей личности, личности твоего друга, подруги, случайного попутчика или вовсе не попутчика, а просто гражданина, совершенно неожиданно в этот момент оказавшегося рядом с тобой), либо проверки тебя или кого из поименованных выше лиц на предмет определения степени алкогольного опьянения, либо просто так, без какого-нибудь повода, либо, напротив, ты сам остановился рядом с ним (ними) или подошел и обратился с просьбой о подсказке номера дома, например, или названия улицы, то:

а) смотри прямо в глаза,
б) веди себя непринужденно,
в) при разговоре слегка, но открыто улыбайся (не улыбайся чересчур широко, это может быть расценено как насмешка),
г) старайся шутить (мягко, не злобствуя),
д) вспомни какой-нибудь не шибко бородатый анекдот,
е) посетуй на их поношенную форму ("Все новую не дают? Вот гады какие!")
ж) скажи, какие начальники все сволочи, не ценят своих работников ("Вон, вы, как проклятые, трудитесь, а к вам никакой благодарности...")
з) спроси про семью, детей.

Если милиционер (милиционеры) выдержали все предыдущие пункты (или их большую часть) и еще ни разу не ударили тебя дубинкой, кулаком, ногой, не одели наручники, не затолкали в воронок (клетку, кутузку, камеру и т. д.), не предложили пройти в отделение (отдел, управление, опорный пункт и т. д.), не оформили административный протокол или не потребовали уплатить штраф на месте, то:

а) можешь поспрашивать их про заработную плату,
б) посочувствовать ее (заработной плате) размеру,
в) поругать (но не очень) правительство, которое все хочет ликвидировать льготы для милиции, обложить милиционеров налогами, заставить, как всех простых граждан, платить за проезд на общественном транспорте и т. д.

Если все вышеперечисленное не помогло, то... такова судьба. И этот день не ваш... Просите адвоката...

Это больше шутка, конечно, но в каждой шутке...

Вверх


Все на сегодня.

Ваш СЛОБОДИНСКИЙ Владимир Семенович

Не забывайте о предназначении читаемой вами рассылки (Консультации...). А потому задавайте свои вопросы (по письму с упоминанием в его теме рассылки, по существу, пусть коротко, отвечаю ВСЕГДА)

Пишите


Услуги. Прайс. Правила it it it. Оплата it it it. Имя, адрес. Найти. Контакты. Инет-проекты. Визитка. Дары. Ссылки. Автора! Всегда ответственная юридическая помощь!  +7(343)2140036  +7(900)2115000 - консультации... все иное, связанное с трудными или просто хлопотными вопросами законодательства и права в ваших отношениях с другими людьми, организациями и государством.


Ноябрь 2020
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Рассылка

Микроблог

ICQ

Общие записи

Метки (Tags)

Комментарии

Разработано LiveJournal.com
Designed by chasethestars