Владимир Слободинский (jursl) wrote,
Владимир Слободинский
jursl

Categories:

Омар Хайям. Рубаи

Иногда покупаю и даже читаю книги. )


Окололитературное творчество автора на BlogSpot, Live Journal, Mail.ru.

(Автор: Владимир Слободинский. Пользуйтесь материалом, сверяясь с авторскими разрешениями и ограничениями.)

Омар Хайям "Рубаи"

Редким новогодним презентом своей подруге я выбрал подарочное издание Омара Хайяма "Рубаи" в переводе Ирины Евсы. Сергиев Посад, издательство "Фолио", 2010 год. Иллюстрировано рисунками Анри Матисса. Приятное на ощупь, с мягкой, как на поролоне или замше обложкой, глянцевыми плотными цветными страницами, которые хочется вдыхать, целовать и гладить, как сказочных женщин французского художника, что органичным фоном изображены на них. Большая толковая статья-послесловие Натальи Бельченко.

Наконец-то и мне было позволено поближе ознакомиться с редкой по красоте книгой. Этим единением готического шрифта и красочного визуального ряда. (На стр. 170 слово "Луна" - с маленькой буквы. Исправим?)

Полное имя поэта: Гияс ад-Дин Абу-ль-Фатх Омар ибн Ибрахим Хайям Нишапури. Или: Гиясаддин Абу-ль-Фатх Омар ибн Ибрахим аль-Хайям Нишапури. Годы жизни: около 1048 - 1131. Места проживания: Нишапур, Балха, Самарканд, Бухара, Исфахан...

Цитата из послесловия (стр. 201): "К нынешнему моменту многие хайямовские рубаи имеют пять-шесть, а самые популярные насчитывают до десяти-пятнадцати стихотворных интерпретаций. Поскольку в 1959 году был опубликован подстрочник, переводы стали множиться в геометрической прогрессии вплоть до того, что некоторые из них утратили связь с подлинником и стали восприниматься как совершенно новые хайямовские стихотворения".

Несколько четверостиший гения, протянутые сквозь женскую душу переводчицы.

Гимн независимости (стр. 18):

Тот блажен, кто избрал не ярмо, а свободу,
Кто молился закату, а также - восходу,
Кто, все ниже склоняя кувшин обливной,
Пил вино бытия, а не пресную воду.


Не будь пустым мечтателем, живи сегодняшним днем (стр.34):

Скупец, не причитай, что плохи времена.
Все, что имеешь, - трать. Запомни: жизнь одна.
Сколь злата ни награбь, а в мир иной отсюда
Не унесешь, увы, и горсточки зерна.


Но помни и о бренности бытия (стр. 38):

Сегодня ты богат, а завтра нищ.
Твой прах развеют ветры пепелищ,
Смешают с глиной, и она однажды
Пойдет на стены будущих жилищ.


Перекличка с известным выражением современного амбициозного политического деятеля (стр. 40):

Бог - кукловод. А куклы - ты и я.
Что боль Ему твоя или моя?
Даст поиграть над пестрой завесой
И сложит нас в сундук небытия.


Философия прихода в земной мир и ухода из него (стр. 48):

Под небесами счастья нет, и мир устроен так:
Один рождается на свет, другой летит во мрак.
Когда бы ведал человек о всех земных печалях,
Не торопился б он сюда, коль сам себе не враг.


Не ищи счастья далеко, ищи его рядом (стр. 66):

"Рай, - мне твердили, - высшая награда.
Там - прелесть гурий, сладость винограда".
Но что мне рай, когда я и сейчас
Владею всем, не выходя из сада!


Спеши жить (стр. 78):

Как дождевые облака,
Пройдут и радость и тоска.
Пока ты медлил, жизнь кувшин твой
Опустошила в три глотка.


Снова бренность (стр. 87):

Тайн вечности, мой друг, нам не постичь никак.
Неясен каждый звук, расплывчат каждый знак.
Жизнь - света пелена меж прошлым и грядущим.
Рассеется она - и мы уйдем во мрак.


И снова спеши жить (стр. 94):

Люби красавиц, пей вино, коль в этом знаешь толк.
Не хочешь - пеплом посыпай небес полночных шелк.
Не трать себя на пустяки и мелкие попреки:
Никто из канувших во тьму обратно не пришел.


Новое изложение старой формулы (стр. 106):

Я шел дорогой в ад, мостил дорогу к раю.
Я много лет подряд все двери отворяю,
Что в чуждые миры ведут, светясь во мраке.
Но знаю только то, что ничего не знаю.


Философично (стр. 127):

Приходим и уходим - наги!
Живем, не думая о благе.
Мы бренны. Наше естество -
Пыль, ветер, искра, капля влаги.


Приземленно (стр. 131):

Говорят мне: "Хайям, выбирай: жбан вина или рая просвет".
Но далек ваш безоблачный рай, а вином я сегодня согрет.
Винограда рубиновый шелк слаще ваших посулов, ханжи.
Барабанную дробь хорошо слушать издали - вот мой ответ!


С огорчением (стр. 141):

Я пил бы чистое вино, но много лет подряд
В напиток дней моих судьба подмешивает яд.

Кебабом сердца своего кормлюсь. Лепешку доли
Макаю в соль чужих обид, печалей и утрат.


Опыт (стр. 142):

Я знаю мир: в нем вор сидит на воре;
Мудрец всегда проигрывает в споре
С глупцом; бесчестный честного стыдит;
А капля счастья тонет в море горя.


Еще опыт (стр. 170):

Я пески бороздил и холмы огибал при Луне.
Но в скитаньях - увы! - не прибилась удача ко мне.
Лишь когда осушил я превратностей горькую чашу,
Мне случайная радость блеснула монеткой на дне.


Вариация известного стиха (стр. 172):

На знаменитых - зубы точит злоба.
На скрытых - подозренье смотрит в оба.
Чем принимать удары там и сям.
Уж лучше одиноким быть до гроба.


Снова о жизни здесь и там (стр. 179):

Красавицу, свежей, чем розы цветника,
Кувшин с вином, букет держи в руках, пока
Внезапной смерти вихрь, сорвав сорочку плоти,
Не унесет ее, как лепесток цветка.


Последнее (и тут, и в книге; стр. 189):

Один с мольбой глядит на небосвод,
Другой от жизни требует щедрот.
Но час придет и оба содрогнутся:
Путь истины не этот и не тот.


Десять фотографий страниц книги:

1.
Jursl - Vladimir Slobodinskiy

2.
Jursl - Vladimir Slobodinskiy

3.
Jursl - Vladimir Slobodinskiy

4.
Jursl - Vladimir Slobodinskiy

5.
Jursl - Vladimir Slobodinskiy

6.
Jursl - Vladimir Slobodinskiy

7.
Jursl - Vladimir Slobodinskiy

8.
Jursl - Vladimir Slobodinskiy

9.
Jursl - Vladimir Slobodinskiy

10.
Jursl - Vladimir Slobodinskiy

Вариант портрета поэта с просторов Интернета:

Jursl - Vladimir Slobodinskiy

Другие варианты изображений мыслителя.

В заключение не могу удержаться, чтобы не привести красивую цитату:

"В году 1113 в Балхе, на улице Работорговцев, в доме Абу Саида Джарре остановились ходжа имам Омар Хайям и ходжа имам Музаффар Исфизари, а я присоединился к услужению им. Во время пира я услышал, как Доказательство Истины Омар сказал: «Могила моя будет расположена в таком месте, где каждую весну ветерок будет осыпать меня цветами». Меня эти слова удивили, но я знал, что такой человек не станет говорить пустых слов. Когда в 1136 я приехал в Нишапур, прошло уже четыре года с тех пор, как тот великий закрыл свое лицо покрывалом земли и низкий мир осиротел без него. И для меня он был наставником. В пятницу я пошел поклониться его праху, взял с собой одного человека, чтобы он указал мне его могилу. Он привел меня на кладбище Хайре, повернул налево у подножия стены, огораживающей сад и я увидел его могилу. Грушевые и абрикосовые деревья свесились из этого сада и, распростерши над могилой цветущие ветви, всю могилу его скрывали под цветами. И пришли мне на память те слова, что я слышал от него в Балхе и я разрыдался, ибо на всей поверхности земли и в странах Обитаемой четверти я не увидел бы для него более подходящего места. Бог, Святой и Всевышний, да уготовит ему место в райских кущах милостью своей и щедростью!"

Январь - февраль 2012 года

© Jursl 2012

Заметка на сайте Радио Эхо Москвы
__________

Омар Хайям,  А б у - л ь - Ф а т х  О м а р  и б н  И б р а х и м  а л ь - Х а й я м  (около 1048 года, Нишапур, Хорасан, - 1131 год, там же) - персидский и таджикский поэт, математик и философ. родился в семье ремесленника (имя Хайям по-персидски буквально - делающий палатки). Детство провел в Балхе. Потеряв отца в 18 лет, Омар Хайям вынужден бы прервать учение и зарабатывать на жизнь. Выдающиеся способности Омара Хайяма были замечены, он бы приближен правителем Бухары Шамс аль-Мульком. Впоследствии Омар Хайям получил доступ ко двору сельджукского султана Мелик-шаха. В 1076 году в распоряжение Омара Хайяма была предоставлена обсерватория в Исфахане. Он руководил реформой старого персидского календаря. После смерти Мелик-шаха и его всесильного визиря Низам аль-Мулька в 1092 году Омар Хайям, видимо, лишился поддержки двора. В преклонном возрасте он, чтобы отвести обвинение в безбожии, совершил паломничество в Мекку, откуда вернулся в 1103 году. Первая половина жизни Омара Хайяма протекала в сравнительно спокойной обстановке сильной сельджукской державы. Последние годы его жизни совпали с временем междоусобиц, начавшихся после смерти Мелик-шаха и Низам аль-Мулька, и представляют цепь невзгод.

Омар Хайям - непревзойденный мастер рубаи (четверостиший). В Европе его лирика получила распространение благодаря вольному, сильно модернизированному переводу английского поэта Э. Фицджеральда в середине 19 века. Его переводы до конца века выдержали 25 изданий.

Математические сочинения Омара Хайяма, дошедшие до наших дней, характеризуют его как выдающегося ученого своего времени. В математическом трактате "О доказательствах задач алгебры и алмукабулы" Омар Хайям дал систематическое изложение решения уравнений до 3-й степени включительно. Решение в общем виде находится геометрически, с помощью пересечения двух конический сечений. При это учитываются только действительные положительные корни. Второй трактат "Комментарии к трудным постулатам книги Евклида" состоит из трех книг. Первая - "Об истинном смысле параллельных и об известных сомнениях" содержит оригинальную теорию параллельных, опирающуюся на рассуждения, эквивалентные допущению V постулата Евклида. Во второй книге "Об отношении, пропорции и их истинном смысле" Омар Хайям стремился усовершенствовать теорию отношений, изложенную в V книге "Начал" Евклида, и установить единую теорию для чисел и величин. В третьей клиге "О составлении отношений и его исследовании" каждому отношению положительных действительных чисел или величин ставится в соответствие действительное число, вследствие чего становится возможным применять отношения наряду с числами для измерения любых величин. В трактате "Об искусстве определения количества золота и серебра в состоящем из них теле" Омар Хайям рассматривает известную классическую задачу, решенную Архимедом. (Стр. 733, Математический энциклопедический словарь, Москва, главный редактор Ю. В. Прохоров, издательство "Советская энциклопедия", 1988 год.)


Tags: art, authorship, books, искусство, книги, литтворчество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments