Владимир Слободинский (jursl) wrote,
Владимир Слободинский
jursl

Клиентская боль

Никогда ясно не прочувствуешь боль арестантов, пока сам не посидишь. Никогда остро не прочувствуешь боль проигравшего по гражданскому делу гражданина, пока сам не проиграешь. Особенно больно, особенно тяжело и близко к сердцу воспринимается проигрыш, когда ты представляешь в суд заведомо достаточные доказательства, причем зачастую доказательства трудноопровержимые - письменные, но судья совершенно немотивированно их игнорирует.

Перебирал недавно в очередной раз свой архив с незавершенными делами и в который раз наткнулся. В 1995 году заключил с двумя гражданками два договора: договор займа и договор поручительства. В договоре займа - запись про договор поручительства, в договоре поручительства - запись про договор займа. Договоры напечатанные, с вписанными мною от руки меняющимися данными (имена, адреса, суммы, сроки), с расширенными (т. е. полные ФИО) подписями участников и их же записями о получении экземпляров, в договоре займа - записью заемщицы о получении денег, в договоре поручительства - записью поручительницы о получении копии договора займа.

Невозврат закономерно повлек иск, но "железные" письменные доказательства по отношению к поручительнице не сработали - судья полностью отказал во взыскании с нее. Сомнение у него, видите ли, вызвала моя пометка в договоре займа об обеспечении поручительством, выполненная якобы не до прочерка на свободном пространстве, а после. Суперсубъективная оценка.

До того суперсубъективная, что когда в судебном заседании после отрицания поручительницей факта заключения с нею договора я продемонстрировал прослушиванием аудиозапись с телефонным разговором между мной и братом поручительницы, из которой также неопровержимо следовал факт реального заключения договора поручительства и на вопрос "Признаете иск?" она ответила "Ну, тогда признаю", судья пустился в пространные и очень странные рассуждения о том, что если мол та признает иск, то будет выплачивать все деньги, какие Слободинский ей насчитал, в результате чего просвещенная судьей безпамятливая поручительница выдохнула: "Ну, тогда не признаю".

Чудак на букву "м" полный. Второй десяток лет уже пошел, а свежо. Заволокитил в последующем обжалование и переиграл меня и в этом... (я элементарно устал жаловаться по тому делу). Несколько дел с ним было (не менее пяти: дела мои личные, дела моих клиентов) и все без исключения дела он рассматривал схожим образом - крайне субъективно подходил в оценке доказательств и волокитил разбирательства.

Мои жалобы по каждому из этих дел, может, сыграли свою роль - в итоге некоторых судей этого суда с треском "поперли" из судейских, но то, свое дело, я, тоже "с треском", проиграл, а человек - поручитель, несмотря на реально занятые и достаточно большие при этом деньги, от возврата ушел.

Думаю, здесь тот редкий случай, когда имеет смысл назвать судью: Мехонцев Юрий Владимирович, и суд: Кировский районный Екатеринбурга. Судебное решение - от 17 мая 2001 года.

Июнь 2012 года

© Jursl 2012

Заметка на сайте Радио Эхо Москвы

Tags: authorship, judges, premiere, литтворчество, премьера, судьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments