Владимир Слободинский (jursl) wrote,
Владимир Слободинский
jursl

Адвокатские байки. Аудиозапись и ничтожный руководитель

Перечитываю, что написал: бравурный, залихватский тон, самолюбование - вот моя заметка - но по другому не могу. "Как слышится, так и пишется", однако.

Ни дня не был я адвокатом, то есть действительным и полноправным членом этого почитаемого профессионального сообщества - сообщества адвокатов. Но для остро желаемого "красного словца" в своей серии "производственных" заметок рву у коллег "легальное заимствование".

Адвокатские байки. Аудиозапись и ничтожный руководитель

Моя долгая и преданная танцевальная партнерша имела одну маленькую, но очень болезненную для нее и ее семьи проблему - проблему с квартирой. Бывший муж оставил в "наследство". И первое же дело, которым мне пришлось заняться, встав с ней "в пару" и узнав ближе, было порождено острой необходимостью как-то "разрулить" эту ситуацию.

Для начала, как водится, решили свидеться с человеком, от которого судьба этой квартиры и зависела. Оказался довольно ничтожным, хотя и типичным для всех отечественных времен руководителем, из тех, которые сегодня говорят одно, завтра другое, а имеют в виду и в первый, и во второй раз нечто совсем противоположное - первые же секунды личных переговоров с ним это показали; не беда! и я воспользовался испытанным наработанным приемом: не афишируясь включил аудиозапись.

В описании хода дела не существенно, но использовал тогда не стандартные узкоспециализированные диктофоны (на рынке уже были небольшие цифровые, но в ходу были еще и довольно громоздкие пленочные), а функцию записи аудиосигнала на компактном цифровом фотоаппарате. Марка не имеет значения. Значение имеет сама аудиозапись.

Так вот. Я включил фотоаппарат и нажал кнопку, позволяющую вести аудиозапись. Запись последующего разговора была сделана достаточно разборчиво. На ней четко звучали слова ничтожного руководителя о том, как он, "учитывая значительные заслуги бывшего мужа моей партнерши перед фирмой, свои исключительную незлобливость и даже чувство симпатии к семье бывшего работника, готов продать квартиру на таких-то и таких-то весьма льготных условиях".

Запись - на дословную распечатку; и то, и другое - в личный архив.

Прошло несколько лет. Хозяйка квартиры - фирма, где работал упомянутый ничтожный руководитель - много раз успела реорганизоваться, сменить учредителей, директорат, не один раз поменять наименование, но свою собственность - спорную квартиру, не бросала. Ничтожный руководитель, который, не смотря на смену вывесок, был неизменно и востребованно "несменяем" - не помнил и не хотел помнить обещание, что дал на приеме мне и моей клиентке-партнерше - продать квартиру отказывался и от лица своей фирмы все последующее время неоднократно предпринимал попытки в досудебном и судебном порядке избавиться от семьи упрямой жилицы: писал по инстанциям откровенно смахивающие на традиционные доносы письма, подсылал на квартиру "агентов-ходоков", предъявлял иски.

Письма и агентов мы "валили на раз". С исками было сложнее.

Первый иск - иск о выселении, был отбит на формальном законе. Сформулировали возражения, предъявили встречный. В деле фигурировала выполненная на приеме у ничтожного руководителя аудиозапись, но в юридическом плане она не сработала - сработали голые юридические аргументы. В не первый раз заявленная просьба о продаже квартиры с обещанным, но запамятованным дисконтом была отвергнута.

Новый иск - через пару лет - тоже фактически о выселении, но по иным основаниям - был более тонким. И нельзя было руководствоваться лишь юридическими аргументами. Я исподволь готовил граждан к неизбежному освобождению злополучного жилья. "Продайте квартиру", - в сто первый раз стандартно попросили мы. - Как вы и обещали когда-то, с дисконтом". "Не продам. Не обещал. О дисконте не знаю, если знал, то забыл," - в сто первый раз стандартно ответили нам.

Хорошо, тогда, наконец, сказали мы с моей клиенткой сами себе. И отправили несколькими средствами связи и на разных языках письма-заявления-жалобы столичной и иностранной "головке" фирмы - в том числе весьма уважаемым и авторитетным в бизнес-кругах учредителям. Свое скромное, но весьма достойное место в этих письмах в качестве приложения занимала аудиозапись, где этот самый ничтожный руководитель на первой же нашей с ним встрече обещает со значительной скидкой продать спорную квартиру семье моей партнерши. Приложением шла и письменная расшифровка аудиозаписи, наряду с копиями материалов по проигранному первому судебному делу и копиями материалов обширной переписки, что неумно начал вести в безуспешной борьбе с нами ничтожный руководитель на следующий же день после так неосмотрительно данного им под тайную аудиозапись обещания.

Результат не заставил долго ждать. Оправдавшая свой авторитет "головка" закономерно разобралась, "кто есть ху", вышла на специальное совещание и приняла решение о продаже спорной квартиры ее нанимателям - семье моей клиентки - на условиях, что когда-то и обещал слабый на добрую память ничтожный руководитель.

Аудиозапись сработала "на мораль".

А ничтожный руководитель за вскрывшееся безответственное поведение был незамедлительно отправлен на "заслуженную" пенсию - судебное мировое соглашение мы готовили и заключали уже с новыми людьми.

2012 год

© Jursl 2012

Заметка на сайте Радио Эхо Москвы

Tags: authorship, practice of the courts, premiere, russian practice, литтворчество, премьера, российская практика, судебная практика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments