Владимир Слободинский (jursl) wrote,
Владимир Слободинский
jursl

Category:

Допрос у Петлина

Провел 16 ноября двухчасовую пиар-акцию своих инет-аккаунтов. Как сообщал накануне - я вызывался и допрашивался в деле по обвинению Максима Петлина.

Здание Свердловского облсуда на Московской, 120 - по своей храмоподобности, т. е. величине - вместимости, высоте потолков, длине коридоров и массивности дверей - бьет рекорды всех судебных зданий в городе и области. Пару-тройку лет после постройки на входе был обустроен громоздкий "рентгеновский" аппарат досмотра "клади-багажа", что придавало этому зданию еще и сходство с крупным аэропортом.

Моя задача на этот раз была показать, что работа обвиняемого/подсудимого по "опорочиванию" воробьевской "Форум-групп" (а делал он это, по понятиям следствия, с целью получить статысячедолларовый бакшиш) - совсем малая часть от того, что делали другие. Я в том числе. А в этом процессе я должен был предстать этаким инет-монстром по распространению "чернухи" о карьерных девелоперах.

"Картинка" кликабельна. Все альбомы тут.





Со своей задачей постарался справиться: "С января 2011 года по ноябрь 2012 года я распространил посвященных проблеме Карьера не менее 150 - 200 информационных писем общим тиражом около четырех с половиной миллионов емейл-адресов и прочтений," - примерная цитата самого себя.

Сила визуального образа - когда я рассказывал о Карьере, демонстрируя распечатанные к заседанию фотографии - меня ни разу не перебили. Как только фотографии иссякли - через очень непродолжительное время судья "устал": "не по теме", "вынужден вас ограничивать", "короче, пожалуйста"...

Впечатление от судейства - не из радостных. Приговор уже читался в глазах судьи (Малашковец Владимир Вячеславович): не интересно, скучно, обрыдло, как вы все надоели, да когда же это кончится... К тому же опыт показывает, если судья сам не задает свидетелю вопросы - не задает основной вопрос ("забывает" о нем): "Расскажите, что вы нам хотите засвидетельствовать?" или "Что вам известно по делу?" - это в гражданских делах (ч. 2 ст. 177 ГПК РФ); совершенно никак себя не проявляет после допроса свидетеля сторонами - это в делах уголовных (ч. 3 ст. 275 УПК РФ), то он: либо а) уже принял решение и лишь "отбывает" номер, либо б) сознательно "уничижает" приведшую свидетеля сторону, в том числе защиту, манкируя ею. Почитал приговоры, что судья выносил: убийцы, разбойники, снова убийцы, снова разбойники... И ни одного оправдательного приговора, из тех, по крайнем мере, что в Инете.

Судьи нужны "с улицы". Нужны "народно-присяжные" заседатели. Человека три, минимум. Лучше пять-шесть. Профессиональный судья должен лишь организовывать процесс и ставить перед присяжными вопросы для разрешения.

Несколько раз проговорил тему, как с демонстрируемыми распечатками фото и списком собственных инет-проектов? Так ведь и не решил судья, что с ними делать, хотя это предусмотрено ч. 2 ст. 279 УПК РФ. Пришлось по окончании допроса просто отдать их Петлину с защитником, чтобы они в последующих ходатайствах просили о приобщении к материалам дела - еще ведь и откажет.

По поводу общегородского инет-портала Е1.ru вопрос задавался - не сказал о том, что я не только участник форумов, но и создатель-зачинатель и первый долгий ведущий глобального раздела портала "Юридические консультации". Ну и ладно, это у меня и так везде есть.

Перечислив форумы на Е1, не назвал форумы "Политика" и "Общество". Плюсом к "Общение Автоклуба", "Правовые вопросы" и "Обсуждение новостей".

"Обильной", да и вообще какой-то прессы, как и в свое время в Уставном суде в зале заседания не наблюдалось. Тогда никому не была интересна судьба Карьера, сегодня никому не интересна судьба правозащитника? Глупость. Кроме как о трусости (острые на язык активисты предпочитают слово-характеристику "продажность") местных СМИ это ни о чем не говорит. Ни одного телевизионщика, да и радиожурналиста с аппаратурой я что-то не приметил. А какие заголовки статей видятся: "Свидетель в деле по обвинению Петлина согласен на выплату ему трехсот миллионов рублей компенсации морального вреда!", например. Это я про себя! )

Прямо по центру зала большая колонна закрывает трибунку допрашиваемого от защиты обвиняемого.
Колонны в залах - это вообще беда многих современных больших помещений. В строительстве потолочное "фермование" развито еще с незапамятных времен, но мы, упрощая ж/б и прочие конструкции, будем посередине того же бального зала, например, громоздить две - три - четыре колонны, чтобы танцоры убивались о них. В зале судебного заседания - часть участников, рассаженных слева, не видят части участников, рассаженных справа. И наоборот. А часть зрителей, рассаженных сзади, не видят суд. А свидетеля, как сказано, не видит половина зала.

Трибунка для допрашиваемых (свидетелей, экспертов, специалистов, кого еще из приглашенных в заседание) - ее "столовАя" часть или "столешница" - с сильным наклоном - все, что туда кладется, систематически скатывается и падает на пол: записи-бумаги, ручки-карандаши-стиралки-скрепки, очки и прочее.

Шум компьютерной клавиатуры секретаря судебного заседания весьма утомляет. "Машинистку" надо поместить за звуконепроницаемую перегородку, чтобы звуков ее машинописи не было слышно, вывести ей через микрофон-динамики/наушники звук зала. Постоянный посторонний звуковой фон противоречит общим принципам судопроизводства.

Свидетеля надо "сажать". В смысле на стул. Невозможно сосредоточиться, отвечая на вопросы и стараясь не упустить что-то важное, простояв несколько часов на ногах. Да и не мальчики уже - стоять по струнке или переминаясь с ноги на ногу. Участники - пусть встают. В перерывах между ходатайствами, выступлениями, вопросами они сидят - отдыхают. А свидетель (эксперт, специалист...) - все время допроса стоит. Дайте ему стул. В процессуальных кодексах должно быть зафиксировано правило о таковом праве (именно так: "право на стул").

Говорить можно и нужно четче и более собрано. К сожалению, школьные годы я был лишен возможности тренировать свои "разговорные голосовые связки", поэтому результат - всю жизнь в публичных выступлениях большей частью как кашу жую.

И надо бороться с "эканьем" в речи. Психологически выработал вредную привычку, чтобы не перебивали в промежутках между словами, без меры соединять слова и фразы долгим ли, коротким ли "Э-э-э". Паразитов с палубы!

Замеченные оговорки: "Плешивая горка" - не на Серафимы Дерябиной, а на Репина/Металлургов, рядом с мусульманским кладбищем, писал об этом. Приводил в пример того, что горожанам нашего района отдохнуть на природе негде.

К сожалению, вместо того, чтобы нам, гражданским активистам, тому же Максиму Петлину, продолжать бороться с "пожирателями" и так уже редких и оттого бесценных парков и лесов - с толстокожими девелоперами, за туманом призрачных и реальных дензнаков в упор не видящих несчастных горожан и армией сознательно или по недомыслию помогающих им чиновников, нам приходится бороться с тупой государственной машиной глупого, но настойчивого, отнимающего массу времени и сил криминального обвинения.

Эта заметка на сайте Радио Эхо Москвы

© Jursl 2012

Tags: maksim petlin, practice of the courts, quarry, Максим Петлин, карьер, судебная практика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments