Владимир Слободинский (jursl) wrote,
Владимир Слободинский
jursl

Защита Алексея Навального пишет - от Эха Москвы

Примерный юридический анализ - В.С.

http://echo.msk.ru/doc/1060408-echo.html


ПИСЬМЕННОЕ ВЫРАЖЕНИЕ ОТНОШЕНИЯ ЗАЩИТЫ АЛЕКСЕЯ НАВАЛЬНОГО К ПРЕДЪЯВЛЕННОМУ ОБВИНЕНИЮ

24 апреля 2013 | 18:54
В Ленинский районный суд г.Кирова

Навальный Алексей Анатольевич

проживающий по адресу:

Адвокат Михайлова Ольга Олеговна,
Московская городская коллегия адвокатов «Далет»

Адвокат Кобзев Вадим Дмитриевич,
филиал №5 Московской областной коллегии адвокатов

Адвокат Кобелев Сергей Васильевич,
Адвокатская палата Кировской области




Письменное выражение отношения защиты А.А.Навального
к предъявленному обвинению
(в порядке статьи 273 УПК РФ)




Считаем, что предъявленное А.А.Навальному обвинение является неясным, неконкретным, произвольным, политически мотивированным, противоречащим нормам действующего законодательства, а значит – незаконным.

1. При предъявлении обвинения А.А.Навальным было сделано заявление о неконкретности обвинения, выражалась просьба к следствию разъяснить предъявленное обвинение. Однако, несмотря на прямо предусмотренную в законе обязанность следствия разъяснить обвиняемому сущность предъявленного обвинения, следствие от исполнения своих обязанностей устранилось и никакого ответа до настоящего времени А.А.Навальный и его защита по данному поводу не получили.





Обвинение сформулировано неясно, неточно, «размыто», что затрудняет возможность представлять обоснованные доводы о несостоятельности данного обвинения, другими способами защищаться от выдвинутых обвинений.

Обвинение содержит выражения субъективного мнения следователя, не подтвержденного мнениями специалистов в финансово-экономической области, документальными доказательствами, по делу не проведены обязательные в подобных случаях экспертизы, оценка лесопродукции также не производилась. В обвинении присутствуют многочисленные надуманные выводы, не основанные на материалах уголовного дела.

В обвинении отсутствуют сведения, какие именно противоправные действия совершал А.А.Навальный, в каком статусе он находился. Тем не менее, А.А.Навальный обвинен в организации растратылесопродукции КОГУП «Кировлес» в особо крупном размере. При этом в обвинении отсутствуют сведения, каким образом следствие определило стоимость якобы похищенного имущества.

Крайне затрудняет реализацию прав на защиту то обстоятельство, что в основу обвинения легла абсолютно законная, легальная, строго соответствующая требованиям законодательства и принципу свободы договоров, гражданско-правовая сделка между ООО «ВЛК» и КОГУП «Кировлес».

Несмотря на это, в обвинении используются термины: «неэквивалентная цена», «заведомо завышенная цена», «заведомо заниженная цена». При этом в обвинении отсутствуют сведения, позволившие следствию подобным образом охарактеризовать применявшиеся цены. Никакой денежной оценки якобы похищенной продукции, следствием не проводилось.

Как видно из обвинения, следствие полностью игнорирует то обстоятельство, что цены на лесопродукцию не контролируются государством, твердые, фиксированные цены на сырье и материалы, включая лесопродукцию, государством не устанавливаются. В условиях рыночной экономики действуют принципы свободного предпринимательства, свободы договоров, свободы ценообразования.

По данному делу сумма якобы похищенного была определена без проведения финансово-экономической экспертизы, которая должна была проанализировать аналогичные цены на рынке леспородукции, учесть влияние на рынок в 2009 году различных факторов, включая факторы спроса и предложения, влияния территориальной расположенности региона, сезонности, условий поставки лесопродукции. Совершенно очевидно, что в отсутствие экспертного заключения, основанного на анализе цен, имевших место на рынке в момент якобы совершения преступления, утверждения следствия о неэквивалентности цен являются явно надуманными и необоснованными.

2. Данное обвинение является абсолютно безосновательным, поскольку противоречит нормам действующего российского законодательства.

Согласно статьи 160 УК РФ, уголовной ответственности за совершение данного преступления подлежат лица, совершившие, в частности, растрату, то есть ХИЩЕНИЕ чужого имущества, вверенного виновному.

В соответствии с примечанием 1 к ст. 158 УК РФ, под ХИЩЕНИЕМ «понимаются совершенные с корыстной целью противоправные безвозмездное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившие ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества».

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» приведена следующая правовая позиция: «19. При рассмотрении дел о преступлениях, предусмотренных статьей 160 УК РФ, судам следует иметь в виду, что присвоение состоит в безвозмездном, совершенном с корыстной целью, противоправном обращении лицом вверенного ему имущества в свою пользу против воли собственника…20. Разрешая вопрос о наличии в деянии состава хищения в форме присвоения или растраты, суд должен установить обстоятельства, подтверждающие, что умыслом лица охватывался противоправный, безвозмездный характер действий, совершаемых с целью обратить вверенное ему имущество в свою пользу или пользу других лиц».

В Определении Конституционного Суда РФ от 02.07.2009 № 1037-О-О
«Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Ходорковского Михаила Борисовича на нарушение его конституционных прав статьей 160 и примечанием 1 к статье 158 Уголовного кодекса Российской Федерации» приведена правовая позиция относительно применения закрепленных в Уголовном кодексе РФ составов преступлений, направленных на достижение целей охраны собственности: «статья 160 УК Российской Федерации, предусматривающая уголовную ответственность за присвоение или растрату - хищение чужого имущества, вверенного виновному, т.е. за совершение с корыстной целью противоправного безвозмездного изъятия или обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц, причинившего ущерб собственнику или иному владельцу этого имущества (примечание 1 к статье 158 УК Российской Федерации).

По смыслу приведенных законоположений, ответственность вводится лишь за такое деяние, которое совершается с умыслом и направлено на хищение имущества. При этом … не предполагается возможность привлечения к уголовной ответственности лиц, совершающих правомерные гражданско-правовые сделки: из статьи 8 УК Российской Федерации, согласно которой основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного данным Кодексом, следует, что при квалификации деяния, в том числе при квалификации тех или иных действий в соответствии со статьей 160 УК Российской Федерации, необходимо установление как субъективных, так и объективных признаков состава данного преступления».

3. Таким образом, согласно законодательства, для законного привлечения лица к уголовной ответственности, предусмотренной ст. 160 УК РФ и надлежащей квалификации действий виновных по данной статье, необходимо установление всех признаков хищения:

- действия обвиняемых должны быть противоправными;
- имущество у собственника должно быть изъято безвозмездно;
- собственнику должен быть причинен реальный ущерб;
- чужое имущество должно быть обращено в пользу виновного или других лиц.

Однако в данном уголовном деле отсутствуют какие-либо доказательства, подтверждающие наличие вышеуказанных признаков хищения имущества. Более того, имеющиеся в деле доказательства подтверждают законный, а не противоправный характер действий всех обвиняемых по данному уголовному делу.

4. Так, отсутствие в действиях обвиняемых такого обязательного признака хищения, какпротивоправность подтверждается наличием в материалах уголовного дела договора №01/2009 от 15.04.2009 года, подписанного сторонами, а также дополнительными соглашениями к данному договору. Данные документы подтверждают, что между КОГУП «Кировлес» и ООО «ВЛК» возникли реальные гражданско-правовые обязательства с одной стороны передавать, а с другой стороны оплачивать лесопродукцию.

Факт осуществления хозяйственной деятельности и реализации/исполнения взаимных прав и обязанностей по данному договору подтверждается бухгалтерскими (транспортные накладные, счета), налоговыми (счета-фактуры) и банковскими (выписка, платежные поручения) документами КОГУП «Кировлес», ООО «ВЛК» и покупателей ООО «ВЛК». Кроме того, данный договор сторонами в гражданском порядке не был оспорен и с точки зрения гражданского права является действительным.

Тем не менее, следствием предпринята попытка придать уголовно-наказуемый характер сделке, регулируемой исключительно действием гражданско-правового законодательства.

В частности, статья 1 Гражданского кодекса РФ гарантирует признание равенства участников гражданских отношений, неприкосновенность собственности, свободу договора, недопустимость произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, «граждане (физические лица) и юридические лица … свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора».

Понятие договора, общие положения о договоре регулируются Гражданским кодексом РФ. Часть 1, 2 и 4 статьи 421 ГК РФ «Свобода договора», предусматривают, что «1. Граждане и юридические лица "свободны" в заключении договора … 2. Стороны могут заключить договор, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами … 4. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами "(статья 422)."».

Однако следствие игнорирует тот факт, что договор между КОГУП «Кировлес» и ООО «ВЛК» был заключен в строгом соответствии с нормами Гражданского кодекса РФ.

5. Кроме того, как видно из материалов данного уголовного дела, следствие не доказало, что лесопродукция у собственника – КОГУП «Кировлес» была изъята обвиняемыми безвозмездно. Предъявляя данное обвинение, следствие скрыло и полностью проигнорировало имеющиеся в распоряжении следователей платежные поручения и банковские выписки, подтверждающие поступление денежных средств за лесопродукцию и транспортные расходы со счета ООО «ВЛК» на расчетный счет КОГУП «Кировлес» на общую сумму 14 785 994, 66 рублей, что свидетельствует об отсутствии факта безвозмездной передачи лесопродукции и получении КОГУП «Кировлес» соответствующего возмещения со стороны ООО «ВЛК» за поставленную лесопродукцию. Помимо того, что ООО «ВЛК» оплатило приобретенные у КОГУП «Кировлес» лесоматериалы и транспортные услуги, ООО «ВЛК» имеет кредиторскую задолженность перед КОГУП «Кировлес», факт наличия которой не оспаривается ни одной из сторон.

Кроме того, заключенный сторонами договор и соглашения к нему, свидетельствуют о возмездном характере заключенного сторонами договора, соответствующем требованиям статьи 423 ГК РФ, в соответствии с которыми: «1. Договор, по которому сторона должна получить плату или иное встречное предоставление за исполнение своих обязанностей, является возмездным».

Безвозмездным же, согласно части 2 этой статьи ГК РФ, «признается договор, по которому одна сторона обязуется предоставить что-либо другой стороне без получения от нее платы или иного встречного предоставления». Следствием не представлено ни одного документа, подтверждающего версию обвинения о безвозмездном изъятии у собственника имущества.

Таким образом, КОГУП «Кировлес» получил в качестве оплаты по договору договора № 01/2009 от 15 апреля 2009 года за поставленную лесопродукцию денежные средства, что свидетельствует об отсутствии признаков хищения лесопродукции у КОГУП «Кировлес». Соответственно, обвинение в хищении лесопродукции КОГУП «Кировлес» объемом 10 084, 277 кубических метров на сумму 16 165 826, 65 руб. является совершенно абсурдным.

Однако столь значительные факты, доказывающие отсутствие признаков хищения, а соответственно, опровергающие возможность привлечения всех фигурантов данного уголовного дела к уголовной ответственности, не нашли своего отражения в обвинительном заключении.

6. Помимо этого, следствием не представлено ни одного доказательства причинения действиями обвиняемых КОГУП «Кировлес» реального ущерба. При этом следствием делается ничем не подтвержденный вывод, что цена договора № 01/2009 от 15.04.2009 года и соглашений к нему «была преднамеренно занижена всеми участниками преступления».

В настоящее время на территории Российской Федерации действуют положения законов, гарантирующие свободу экономической деятельности, свободу договоров, свободу определения цены договоров. Цена договора регулируется исключительно положениями гражданско-правового законодательства.

Часть 1 статьи 8 Конституции РФ гарантирует на территории Российской Федерации свободу экономической деятельности.

Статья 421 ГК РФ гарантирует свободу договоров.

Статья 424 ГК РФ, регулирующая определение цены договора, предусматривает, что «1. Исполнение договора оплачивается по цене, установленной соглашением сторон.

В предусмотренных "законом" случаях применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами.

2. Изменение цены после заключения договора допускается в случаях и на условиях, предусмотренных договором, "законом" либо в установленном законом порядке.

3. В случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги».

Лесопродукция не входит в перечень продукции производственно-технического назначения, товаров народного потребления и услуг, цены (тарифы) на которые на внутреннем рынке Российской Федерации подлежат государственному регулированию Правительством Российской Федерации, федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Таким образом, цена на лесопродукцию не устанавливается и не регулируется государственными органами, а, следовательно, ничем не подтвержденное утверждение следствия о якобы преднамеренном занижении цены лесопродукции, является явно незаконным.

Кроме того, выводы о якобы имевшем место занижении цен на леспородукцию и причиненном КОГУП «Кировлес» ущербе в размере 16 165 826 рублей 65 копеек был сделан следствием в отсутствие судебной финансово-экономической экспертизы, подтверждающей позицию следствия. Проведенные в ходе расследования данного уголовного дела Следственным управлением Следственного комитета по Кировской области экспертизы, включая судебные финансово-экономическую, содержащую лишь 9 листов текста и экономическую на 8 листах, не содержат никаких данных об ущербе КОГУП «Кировлес» на сумму 16 165 826 рублей 65 копеек, а также не содержат сведений, свидетельствующих о каком-либо занижении цен на лесопродукцию. Более того, именно данные, полученные в ходе проведения этих экспертиз, позволили следствию вынести Постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования А.А.Навального и П.Ю.Офицерова в связи с отсутствием в их действиях состава преступления.

В ходе расследования уголовного дела в Главном следственном управлении Следственного комитета РФ никаких судебных бухгалтерских и финансово-экономических экспертиз не производилось, фактическая стоимость якобы похищенной лесопродукции не устанавливалась.

В Постановление Пленума ВС РФ от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» указано: «25. Определяя стоимость имущества, похищенного в результате мошенничества, присвоения или растраты, следует исходить из его фактической стоимости на момент совершения преступления. При отсутствии сведений о цене похищенного имущества его стоимость может быть установлена на основании заключения экспертов».

Отсутствие в материалах уголовного дела сведений о ФАКТИЧЕСКОЙ СТОИМОСТИ имущества КОГУП «Кировлес» свидетельствует о явно необоснованном, надуманном, незаконном обвинении в хищении путем растраты лесопродукции КОГУП «Кировлес» на сумму 16 165 826 рублей 65 копеек.

7. В материалах уголовного дела отсутствуют доказательства, что имущество КОГУП «Кировлес» было обращено в пользу кого-либоиз обвиняемых. Все финансово-хозяйственные операции, включая производившиеся выплаты, отражены в финансово-бухгалтерской документации ООО «ВЛК». Никаких платежей в пользу А.А.Навального, В.Н.Опалева не осуществлялось. П.Ю.Офицеров, будучи генеральным директором ООО «ВЛК», получал лишь заработную плату.

В материалах уголовного дела также не содержится никаких сведений о получении А.А.Навальным, П.Ю.Офицеровым и В.Н.Опалевым какой-либо имущественной или неимущественной выгоды.

За время деятельности, ООО «ВЛК» выплатило заработную плату сотрудникам на общую сумму 820 567,00 руб., а также налоги (НДФЛ, ЕСН, НДС) в бюджеты разных уровней и внебюджетные фонды на общую сумму 418 234,49 рублей.Кроме того, ООО «ВЛК» понесло административные расходы (аренда офиса, приобретение мебели, оргтехники, канцелярских товаров) на общую сумму 1 443 784,63 рублей.

Особо отмечаем, что ООО «ВЛК» вообще не осуществляло каких-либо расходов, не связанных напрямую с ее основной деятельностью.

В соответствии с Отчетом о прибылях и убытках за 2009 год ООО «ВЛК» получило чистый убыток в размере 1 130 000,00 руб., то есть деятельность общества не была прибыльной в 2009 году.

Таким образом, никакой, тем более незаконной, выгоды от деятельности ООО «ВЛК» никто из обвиняемых не получил, имущество КОГУП «Кировлес» в их пользу не обращалось.

8. Все вышеуказанное свидетельствует об отсутствие таких признаков хищения как:

• противоправность (поскольку право собственности на лесопродукцию переходило от КОГУП «Кировлес» ООО «ВЛК» на основании договора);
• безвозмездность (лесопродукция оплачена ООО «ВЛК» в соответствии с условиями договора);
• причинение ущерба собственнику (ни в 2009 году, ни в период расследования дела Департамент государственной собственности Кировской области не заявлял о причинении ему как собственнику ущерба инкриминируемыми действиями, фактическая стоимость имущества следствием не устанавливалась);
• корыстная цель (лично ни Навальный А.А., ни Опалев В.Н., ни Офицеров П.Ю. не получили от описанных операций доходов).

Отсутствие в инкриминируемых действиях хотя бы одного из вышеперечисленных элементов исключает возможность их уголовно-правовой квалификации как хищения путём растраты.

В материалах уголовного дела отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие о неправомерном заключении договора между КОГУП «Кировлес» и ООО «ВЛК» и необходимости публично-правового контроля, а также вмешательства со стороны властей в финансово-хозяйственную деятельность этих предприятий.

Тем не менее, следствием предпринята попытка придать уголовно-наказуемый характер сделке, регулируемой исключительно действием гражданско-правового законодательства.

Совершенно очевидно, что расширительное толкование норм уголовного законодательства может предоставить повод правоохранительным органам произвольно привлекать к уголовной ответственности всех участников гражданско-правовых сделок в случаях, если цена сделки, по мнению какого-либо должностного лица, наделенного властными полномочиями, будет казаться ему «явно завышенной» либо «явно заниженной».

Особо отмечаем, что общие принципы права категорически запрещают расширительное толкование уголовно-правовых норм.

Европейский Суд по правам человека в своих решениях предъявляет определенные требования к качеству закона, указывая, что уголовный закон должен быть сформулирован с достаточной точностью, содержать ясные и понятные широкому кругу лиц, конкретно сформулированные запреты, нарушение которых может повлечь применение определенных санкций.

9. Относительно абсурдности обвинений А.А.Навальным в ходе следствия неоднократно делались заявления. В соответствии с ч.5 ст. 172 УПК РФ при предъявлении обвинения следователь должен разъяснить обвиняемому сущность обвинения, однако А.А.Навальному в этом было отказано. Все заявления А.А.Навального, сделанные им при предъявлении обвинения, были оставлены следствием без ответа.

В частности, следствие проигнорировало и устранилось от разъяснения следующих обстоятельств, на которые указывал А.А.Навальный:

«1. Какие именно противоправные, запрещенные законом действия я совершал;

2. Каким образом без проведения судебной финансово-экономической экспертизы, следователями, не обладающими специальными познаниями, сделан вывод о хищении лесопродукции КОГУП «Кировлес» объемом 10084,0277 кубических метра на сумму 16 165 826 рублей 65 копеек;

3. Почему в обвинении не учтены свидетельствующие об отсутствии признаков хищения имеющиеся у следствия данные, отраженные в проведенной по данному уголовному делу судебной бухгалтерской экспертизе. В частности, в заключение эксперта № 79 эк от 12.12.2011 года указано, что ООО «ВЛК» в период с 15.04.2009 по 30.09.2009 перечислило КОГУП «Кировлес» за лесопродукцию 14 785 944, 66 рублей.

4. В связи с чем, следствием проигнорирован и не отражен в обвинении тот факт, что в материалах уголовного дела имеются платежные поручения, банковские выписки, подтверждающие поступление денежных средств за лесопродукциюсо счета ООО «ВЛК» на расчетный счет КОГУП «Кировлес» в сумме более 14 миллионов рублей».

Более того, в обвинении не содержится никаких конкретных сведений о том, где, когда, при каких обстоятельствах,А.А.Навальный вступил в преступный сговор с В.Н.Опалевым и П.Ю.Офицеровым, «заранее объединившись для совершения преступления». В обвинении также не содержится никаких конкретных фактических сведений о том, в чем именно выразилась роль А.А.Навальногокак организатора преступления, а именно: где, когда, кому, в какой форме и при каких обстоятельствах и какие конкретно он отдавал указания о совершении преступных действий.

Отсутствие в обвинении указанных сведений нарушает не только требования п.п 1, 2 ч.1 ст. 73 УПК РФ, п.4 ч.2 и ч.3 ст. 171 УПК РФ, но и право на защиту, и иные права, предусмотренные п.п 1, 3, 4, 5 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, поскольку не зная, в чем конкретно обвиняется А.А.Навальный, невозможно защищаться от обвинений. При таких обстоятельствах невозможно полноценно возражать против обвинения, представлять доказательства невиновности, в том числе алиби и другие доказательства, опровергающие обвинение, невозможно заявлять ходатайства об истребовании и приобщении к делу дополнительных доказательств, просить о проверке тех или иных обстоятельств.

10. Особо отмечаем, что по данному уголовному делу следствие использовало явно неправомерное, расширительное толкование положения ст. 160 УК РФ и при полном отсутствии признаков инкриминированного состава преступления допустило привлечение к уголовной ответственности лиц за абсолютно законные, легальные действия.

11. Уголовное преследование А.А.Навального и других лиц по данному делу не имеет законных оснований и противоречит следующим требованиям закона:

• ст. 5 УК РФ, согласно которой лицо подлежит ответственности только за те общественно опасные деяния и их последствия, в отношении которых установлена его вина, объективное вменение не допускается;
• ст. 8 УК РФ, согласно которой единственным основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного УК РФ;
• ст. 6 УПК РФ, согласно которой назначением уголовного судопроизводства является, в том числе защита личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод;
• ст. 14 УПК РФ, согласно которой бремя доказывания лежит на стороне обвинения;
• ст. 73 УПК РФ, в которой указаны обстоятельства, подлежащие доказыванию по уголовному делу.

Считаем, что уголовное преследование А.А.Навального связано исключительно с его активной политической деятельностью, критикой деятельности действующего Президента РФ В.В.Путина, а также в связи с публичными разоблачениями Председателя Следственного комитета РФ А.И.Бастрыкина.

Все вышеуказанные нарушения прав А.А.Навального, несовместимы с правосудием, не позволяют реализовать право на защиту, предусмотренное статьей 6.3b Европейской Конвенции и делают невозможным справедливое рассмотрение настоящего дела в контексте статьи 6 «Право на справедливое судебное разбирательство» Европейской Конвенции по защите прав и основных свобод человека, непосредственно действующей на территории Российской Федерации и являющейся составной частью ее законодательства, а также статьи 18 Европейской Конвенции в связи с явным политическим характером уголовного преследования, несовместимым с целями правосудия.

...

Оригинал





Tags: aleksej navalnuy, citation, russian practice, Алексей Навальный, перепост, российская практика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments