Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Сергей Савельев

"Подсел" вчера - сегодня на Сергея Савельева.

Это доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией развития нервной системы Института морфологии человека РАМН.

Выступления, интервью, семинары. Савельев - радетель сохранения уникальности человеческого мозга, а также т. н. "церебрального сортинга". Пропагандист пограничных, во многом опасных и спорных тем.

Сергей Савельев в Институте философии РАН



http://youtu.be/w2adWBW3aRU

Collapse )

Дневник Штаба. Прохоров в Фонде "Город без наркотиков"

Это я был на месте автора материала - В.С.

Оригинал взят у malenkin в Дневник Штаба. Прохоров в Фонде "Город без наркотиков"

18 февраля Михаил Прохоров посетил Екатеринбург. После традиционных встреч с избирателями и представителями бизнеса он отправился в реабилитационный центр Фонда «Город без наркотиков» в далекий городской район Изоплит.

В реабилитационном центре побывала член избирательного штаба Наталия Осипова.

Перед входом в Центр собралась большая группа журналистов с телекамерами. До того телекамер было немного, не то что в других городах. И плакатов с предвыборной рекламой Прохорова в Екатеринбурге тоже не видно. Зато видно плакаты крупных предприятий, стилизованные под предвыборную рекламу Путина.

Дело было к вечеру и солнце светило так, что стволы сосен за бетонным забором казались золотистыми. И это хоть как-то радовало. Почему-то возникла пауза. Возле крыльца центра кандидат в президенты Михаил Прохоров разговаривал с вице-президентом фонда Евгением Маленкиным, а соучредитель фонда Евгений Ройзман разговаривал с гендиректором РБК-ТВ Александром Любимовым. Маленкин, наконец, решился и пригласил кандидата зайти в приземистый домик. То был гараж. В гараже стояла не новая машина неопределенной марки с открытым капотом. Денис Жапаров, который оказался главным здесь, рассказывал Прохорову, что эта машина может превратиться в болид. Наверное, может. Но главное, что превращают машину во что-то годное ребята, которые пытаются излечиться от наркомании. Они, в рабочей форме, стояли тут же, рядом с раскуроченной машиной. Очень тихие и какие-то совсем скромные. Прохоров обещал Денису, что выделит Ё-мобиль для экспериментов. Денис обрадовался, остальные промолчали.


Потом Маленкин и Ройзман пригласили всех войти в Центр. Войти было не так-то просто — там очень узкие коридоры, многие так и остались стоять на улице. И потом объяснили, почему. Но я вошла.



Первым делом Прохорову показали информационный центр — комнату, где сидели за компьютерами двое ребят. В компьютере собраны сведения о тех, кто нуждается в лечении и согласен на него. О каждом наркомане снимается видеоролик — вот он сам, вот язвы на его теле, вот он рассказывает о том, что принимал, вот его мать, которая дает согласие на то, чтобы сын остался здесь. Видеть эти язвы и слышать про героин с 18 лет практически невыносимо. Но это было еще не самое страшное.

Маленкин ведет Прохорова дальше, в самый ад. Ад называется карантин. «Реабилитация проходит в несколько этапов, — объясняет Маленкин, — Первый — карантин, где ребята находятся 27 дней». И открывает решетку. В комнату трудно войти, и оглядеть ее тоже сложно — за спиной Прохорова мне не видно, сколько же здесь парней на двухъярусных железных койках. Видны только несколько затылков, остальные лежат, накрывшись с головой. «Карантин очень строгий — только четыре раза можно сходить в туалет, питание усеченное. Чтобы чувство голода преобладало над желанием употребить наркотики. В этом, в принципе, вся методика карантина и состоит. Никаких лекарств и препаратов», — говорит Маленкин. Фотограф Мармур пробрался вперед и снимает практически с кровати одного из страдальцев. Поэтому он успевает словить выражение лица Прохорова, когда тот молча смотрит на этот коечный ад. Ад тоже смотрит на Прохорова.

У меня щиплет в носу. Но плакать в карантине наверняка нельзя, неполезно пациентам. Маленкин быстро ориентируется и обращается к парню, который лежит ближе всего к входу. Он не спит, не накрыт одеялом с головой и даже улыбается. «Ты лежал в наркологии? Наркология чем тебя не устраивала?». Он ведет к тому, что в наркологических отделениях продают наркотики, но парень тему не подхватывает. Просто говорит, что ему там не помогли, а сюда пришел, потому что слышал, что есть ребята, которые после центра перестали употреблять. А с наркотиками он решил расстаться, потому что хочет жить и потому что у него есть дочка.

Тут Прохоров говорит громко: «Я хочу вам пожелать мужества». Пауза. «Я понимаю, как вам сейчас тяжело. Но мы с вами, попробуем помогать, чем можем. Держитесь!». В молчании мы выходим из комнаты, решетка запирается.

Маленкин ведет дальше: «А после того, как заканчивается карантин, они уже живут в нормальных условиях, — говорит он и показывает комнату на шестерых, где опять двухярусные койки. — Армейские условия такие». «В армии все служили, — отзывается Прохоров, поддерживая тезис Маленкина. — Единственное — я не умещался на кровати. Тут спал бы наверху».

Collapse )