Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Сергей Савельев

"Подсел" вчера - сегодня на Сергея Савельева.

Это доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией развития нервной системы Института морфологии человека РАМН.

Выступления, интервью, семинары. Савельев - радетель сохранения уникальности человеческого мозга, а также т. н. "церебрального сортинга". Пропагандист пограничных, во многом опасных и спорных тем.

Сергей Савельев в Институте философии РАН



http://youtu.be/w2adWBW3aRU

Collapse )

Запах

Тема, которую не все посчитают за нетабуированную, но касается она определенно всех танцоров, без исключения. "Щекотливая" тема.

Молодые ученики, кто приходят впервые на танцевальные занятия, вечеринки или "прогоны" (оупены, иные танцевальные тусовки), обычно своеобразно "запашистые". От них пахнет их собственным потом, пахнет одеждой, к которой они привыкли, пахнет носимой ими обувью - это специфические запахи, свойственные только этим людям. За обычно долгую жизнь перед началом регулярных занятий они выработали свой режим жизни, свой режим ухода за телом, свой порядок смены одежды и обуви.

На этот всегда присущий только им запах наслаивается запах, вырабатываемый ими на занятиях.

Люди, ранее не сталкивавшиеся с интенсивными физическими нагрузками, удивятся - но спортсмены (ученики-танцоры) обильно потеют.

Повышенное потоотделение - от повышения температуры собственного тела, от жаркой атмосферы в помещении, от тепла тела партнера / партнерши рядом.

Часто - немаловажный фактор - а для новичков фактор определяющий - обильное потовыделение происходит от волнения в незнакомой обстановке, от непривычной близости других людей, своего и противоположного пола, от близости нравящегося тренера - человека, под харизматичным влиянием которого может происходить у человека "заболевание" танцем и ни для кого не секрет - иногда ради одного него ученик и приходит-то на занятия, от близости начинающего нравиться партнера / партнерши и даже от зарождающегося чувства любви к нему / к ней, наконец.

Совокупность всех этих факторов приводит к тому, что ученик (независимо от пола: и парень, и девушка) "покрывается росой" иногда так, что с него вода натурально течет, ручьем - без преувеличения.

В одной из моих любимых первых танцевальных школ девушка - новичок, чтобы побороть или скрыть естественную реакцию своего организма, на тренировках стала носить матерчатые перчатки. Я ее долго, тихо, чтобы другие не слышали, уговаривал перчатки снять - мол, все пройдет само, чуть подожди лишь. Она их сняла. Сейчас она успешная танцовщица, в ее многолетнем багаже не один классный показательный номер, руководитель школы принял ее на работу тренером. Выполняет и функции менеджера.

И закономерно, по другому не было ну вот ни разу, через некоторое время все новички перестают специфически пахнуть. Натренировываются, организм начинает лучше работать, пот перестает иметь резкий запах, сами они меняют режим ухода за телом, порядок смены одежды и обуви, очищается дыхание - от физических упражнений улучшается пищеварение, в ходу становятся привычными жевательные резинки.

В дальнейшем для продвинутых танцоров и танцовщиц остается актуальной лишь гигиена: своевременная смена одежды, обуви, чистка зубов, применение жевательной резинки, не сильно запашистых спреев, дезодорантов.

Поэтому я снисходительно отношусь к девушкам и парням, которые, придя на новые для них занятия, резко пахнут потом и другими запахами. Попахнут-попахнут - перестанут.

© Jursl 2012

Дневник Штаба. Прохоров в Фонде "Город без наркотиков"

Это я был на месте автора материала - В.С.

Оригинал взят у malenkin в Дневник Штаба. Прохоров в Фонде "Город без наркотиков"

18 февраля Михаил Прохоров посетил Екатеринбург. После традиционных встреч с избирателями и представителями бизнеса он отправился в реабилитационный центр Фонда «Город без наркотиков» в далекий городской район Изоплит.

В реабилитационном центре побывала член избирательного штаба Наталия Осипова.

Перед входом в Центр собралась большая группа журналистов с телекамерами. До того телекамер было немного, не то что в других городах. И плакатов с предвыборной рекламой Прохорова в Екатеринбурге тоже не видно. Зато видно плакаты крупных предприятий, стилизованные под предвыборную рекламу Путина.

Дело было к вечеру и солнце светило так, что стволы сосен за бетонным забором казались золотистыми. И это хоть как-то радовало. Почему-то возникла пауза. Возле крыльца центра кандидат в президенты Михаил Прохоров разговаривал с вице-президентом фонда Евгением Маленкиным, а соучредитель фонда Евгений Ройзман разговаривал с гендиректором РБК-ТВ Александром Любимовым. Маленкин, наконец, решился и пригласил кандидата зайти в приземистый домик. То был гараж. В гараже стояла не новая машина неопределенной марки с открытым капотом. Денис Жапаров, который оказался главным здесь, рассказывал Прохорову, что эта машина может превратиться в болид. Наверное, может. Но главное, что превращают машину во что-то годное ребята, которые пытаются излечиться от наркомании. Они, в рабочей форме, стояли тут же, рядом с раскуроченной машиной. Очень тихие и какие-то совсем скромные. Прохоров обещал Денису, что выделит Ё-мобиль для экспериментов. Денис обрадовался, остальные промолчали.


Потом Маленкин и Ройзман пригласили всех войти в Центр. Войти было не так-то просто — там очень узкие коридоры, многие так и остались стоять на улице. И потом объяснили, почему. Но я вошла.



Первым делом Прохорову показали информационный центр — комнату, где сидели за компьютерами двое ребят. В компьютере собраны сведения о тех, кто нуждается в лечении и согласен на него. О каждом наркомане снимается видеоролик — вот он сам, вот язвы на его теле, вот он рассказывает о том, что принимал, вот его мать, которая дает согласие на то, чтобы сын остался здесь. Видеть эти язвы и слышать про героин с 18 лет практически невыносимо. Но это было еще не самое страшное.

Маленкин ведет Прохорова дальше, в самый ад. Ад называется карантин. «Реабилитация проходит в несколько этапов, — объясняет Маленкин, — Первый — карантин, где ребята находятся 27 дней». И открывает решетку. В комнату трудно войти, и оглядеть ее тоже сложно — за спиной Прохорова мне не видно, сколько же здесь парней на двухъярусных железных койках. Видны только несколько затылков, остальные лежат, накрывшись с головой. «Карантин очень строгий — только четыре раза можно сходить в туалет, питание усеченное. Чтобы чувство голода преобладало над желанием употребить наркотики. В этом, в принципе, вся методика карантина и состоит. Никаких лекарств и препаратов», — говорит Маленкин. Фотограф Мармур пробрался вперед и снимает практически с кровати одного из страдальцев. Поэтому он успевает словить выражение лица Прохорова, когда тот молча смотрит на этот коечный ад. Ад тоже смотрит на Прохорова.

У меня щиплет в носу. Но плакать в карантине наверняка нельзя, неполезно пациентам. Маленкин быстро ориентируется и обращается к парню, который лежит ближе всего к входу. Он не спит, не накрыт одеялом с головой и даже улыбается. «Ты лежал в наркологии? Наркология чем тебя не устраивала?». Он ведет к тому, что в наркологических отделениях продают наркотики, но парень тему не подхватывает. Просто говорит, что ему там не помогли, а сюда пришел, потому что слышал, что есть ребята, которые после центра перестали употреблять. А с наркотиками он решил расстаться, потому что хочет жить и потому что у него есть дочка.

Тут Прохоров говорит громко: «Я хочу вам пожелать мужества». Пауза. «Я понимаю, как вам сейчас тяжело. Но мы с вами, попробуем помогать, чем можем. Держитесь!». В молчании мы выходим из комнаты, решетка запирается.

Маленкин ведет дальше: «А после того, как заканчивается карантин, они уже живут в нормальных условиях, — говорит он и показывает комнату на шестерых, где опять двухярусные койки. — Армейские условия такие». «В армии все служили, — отзывается Прохоров, поддерживая тезис Маленкина. — Единственное — я не умещался на кровати. Тут спал бы наверху».

Collapse )